Миражи. Россия. 2045. Библиофутурологическая лекция страница 1

?
Миражи. Россия. 2045.
Библиофутурологическая лекция
Mirages. Russia. 2045.
A bibliofuturistic lecture
А. В. Соколов
Санкт-Петербургский государственный институт культуры,
Санкт-Петербург, Россия
Arcady Sokolov
St. Petersburg State Institute of Culture,
St. Petersburg, Russia
Анализируются перспективы развития книжной коммуникации, библиотечного дела, библиографии
в контексте футурологических концепций информационного общества, общества знаний, конвергентных технологий, трансгуманистической эволюции и посттехногенной гуманистической цивилизации. Определяется потребность в библиофутурологии как научной дисциплины.
Prospects for book communication, librarianship, and bibliography are analyzed within the context of futuristic concepts of information society, knowledge society, convergent technologies, transhumanistic evolution and post-technogenic humanistic civilization are analyzed

Техногенная индустриальная цивилизация, расцвет которой пришелся на вторую половину
прошлого века, не случайно именуется в западных странах «эпохой благоденствия» и «обществом
потребления». Социальной реальностью стали высокая производительность труда, новые технологии и материалы, бытовой комфорт, продление жизни, расцвет науки и образования, всемирные
информационные и транспортные системы и другие «чудеса техники». ХХ столетие можно назвать
«золотым веком» книжности, когда произошла «революция в мире книг» (Р. Эскарпи), объем
ежегодной книжной продукции с 1955 по 1990 гг. вырос в три с лишним раза по количеству
1
названий (с 269 до 842 тысяч) , а Россия пользовалась репутацией «самой читающей страны мира».
Теперь ситуация иная. В мае 2014 года ВЦИОМ провел очередной всероссийский опрос, который
показал, что доля «нечитателей», никогда или «очень редко» берущих в руки книги, составляет
36%. (в 2009 г. их было 27%); к услугам городской библиотеки прибегали 10% россиян в 2009 и
8% в 2014 г. Налицо кризис книжного чтения и общедоступных библиотек в постсоветской России, который воспринимается как одно из проявлений дегуманизация и деградации нации.
Что нас ждет в наступившем столетии? Сохранятся ли библиотеки и книжные магазины в России в середине XXI века? В чем могут заключаться гарантии их существования? На эти вопросы
должна была бы ответить библиофутурология – раздел футурологии, посвященный будущему
книжной коммуникации, библиотечного дела, библиографии, короче говоря, будущему книжности. Но библиофутурология – это научный мираж, который пока не обрел осязаемые формы.
Делать нечего, рискнем примерить библиофутурологическую мантию.
Прогнозирование постиндустриального будущего – неблагодарное занятие. Поскольку поведение самоорганизующихся социальных систем спонтанно и беспрецедентно, а прогресс в области
искусственных технологий непредсказуем, футурологи пришли к выводу о «принципиальной
невозможности предсказания количественных и качественных перспектив развития человеческой
2
цивилизации» . В самом деле, тридцать лет назад, в 1985 году абсурдной казалась идея глобальной
информационно-коммуникационной среды, образованной в наши дни технологиями сетевой
телекоммуникации и Интернета. Тогда почему бы не допустить, что через три десятка лет Земля
превратится в один гигантский компьютер, управляемый бессмертными провайдерами, никогда не
читающими книг? Подобные допущения можно встретить в десятках прогнозов, фантазий, пред1
2

Книга. Энциклопедия. М.: Большая российская энциклопедия, 1999. С. 5.
Сергеев С.Ф. Наука и технология XXI века. Коммуникации и НБИКС-конвергенция // Глобальное будущее 2045.
Конвергентные технологии (НБИКС) и трансгуманистическая эволюция. М.: ООО «Издательство МБА», 2013. С. 159.

1